Как избавиться от детской душевной травмы? – ваш онлайн психолог!

— Давайте определимся с ключевыми понятиями — что вообще такое детская психотравма?

— Психологической травмой называют пугающее, опасное, угрожающее жизни или эмоциональному благополучию событие. Соответственно, детские травмы происходят в детском возрасте — до 18 лет.

Прежде всего важно разобраться, чем травма отличается от стресса. Эмоциональное или психологическое напряжение, вызванное повседневными ситуациями, принято называть стрессом. Ребенка невозможно вырастить без стресса.

Любой ребенок в любой ситуации сталкивается с жизненными вызовами: это и выход на детскую площадку, и встречи с другими детьми, и различные ограничения — например, нельзя питаться только сладостями. Всё это стресс.

Конечно, ситуации стресса для ребенка дискомфортны, но он в состоянии с ними справиться, приложив некоторые усилия.

Психологическая травма — это сильное негативное воздействие, справиться с которым ребенку не удается в силу возрастных особенностей. Это случается, когда событие превосходит способности ребенка к адаптации.

Травму может спровоцировать одно событие — допустим, автомобильная авария.

Второй вариант: травма может быть вызвана регулярным повторением одной и той же сложной ситуации — например, буллинг или жестокое обращение с ребенком в семье.

— Где проходит граница между стрессом и травмами, с которыми ребенок не может справиться?

— Травма прежде всего связана с переживанием угрозы, опасности для себя самого или окружающих. Кажется, всё очевидно: не купили очередную игрушку — это стресс, а столкновение с хулиганом в темном переулке — травма. На деле всё не так просто.

Как избавиться от детской душевной травмы? – ваш онлайн психолог!

Представим бабушку, которая всё время рассказывает ребенку, что он бестолковый.

Ко мне приходила заниматься десятилетняя девочка, ее забирала бабушка и каждый раз говорила: «А как сегодня наша бестолковая девочка?» Я боролась с этим и отвечала ей: «Не знаю, кого вы имеете в виду, ко мне ходят только толковые девочки».

Представьте, что девочка слышит подобное каждый день. Когда тебя один раз назвали бестолковым, это может остаться стрессом. Когда такое происходит регулярно, то вполне может привести к травме.

Важно понимать: ситуацию не всегда можно объективно охарактеризовать как травму. Ребенок может оценить ситуацию как травмирующую или как нормативную — восприятие во многом будет определяться индивидуальными особенностями ребенка и реакцией окружающих его взрослых. Что для одного человека станет психотравмой, другой воспримет спокойно.

— Как понять, что ребенок получил травму?

— Реакции ребенка на травму могут быть краткосрочными и отсроченными. Краткосрочные — это эмоциональные и поведенческие изменения. В эмоциональном плане ребенок может стать капризным, плаксивым, возбудимым, агрессивным. У него будет эмоционально неустойчивый фон.

В поведенческом плане дети, которые переживают травму, могут давать широкий спектр реакций. Кто-то становится пассивным и заторможенным — ребенок может воспринимать происходящее вокруг как опасное и стараться избегать неприятных ситуаций.

С другой стороны, ребенок может, наоборот, демонстрировать излишнюю поведенческую активность — становиться агрессивным, непослушным, трудно управляемым.

Порой складывается впечатление, что ребенок легко и быстро справляется с травмой. Здесь важно не торопиться и помнить, что последствия могут проявиться позднее.

В долгосрочной перспективе психологическая травма накладывает отпечаток на всё личностное развитие и может сказаться по-разному: кто-то будет стремиться к излишнему контролю, чтобы избежать непредсказуемых ситуаций, а кто-то — избегать близких отношений, ведь «меня всё равно не полюбят, зачем к кому-то привязываться».

— Какие дети находятся в группе риска?

— Поскольку психологические травмы не ограничиваются происходящим в семье, то однозначно на этот вопрос ответить невозможно. Любой ребенок может столкнуться с природным катаклизмом или пожаром, а это вполне себе травма.

Если же сфокусироваться на травмах, полученных в семье, прежде всего это дети из дисфункциональных семей, в которых родители демонстрируют асоциальное или антисоциальное поведение. Большое внимание стоит уделять детям из семей, в которых родители разводятся.

Есть такая шутка: если у вас есть мама и папа — у вас уже два повода ходить на психотерапию.

Нужно понимать: мы не можем предугадать, что именно для ребенка окажется травмой. Внешне в семье всё может выглядеть благополучно — и родители любящие, и все поддерживают друг друга. А что на самом деле там происходит и как ребенок это воспринимает — большой вопрос.

— Как правильно вести себя родителям, чтобы минимизировать риск травмы?

— Часто первое и вполне понятное желание родителей — защитить ребенка от любых негативных воздействий. Однако в результате ребенок не учится справляться с жизненными вызовами, и малейшая неприятность может казаться ему непреодолимой.

Например, я сейчас занимаюсь с семилетним мальчиком из полной и очень любящей семьи. Он пошел в школу, впервые оказался в детском коллективе и любое разногласие между детьми воспринимает как опасность.

Подстелить соломку не получится, но можно заложить фундамент, благодаря которому многие стрессовые ситуации не превратятся в травмирующие.

Как избавиться от детской душевной травмы? – ваш онлайн психолог!

Детско-родительские отношения — то, насколько родители помогают ребенку почувствовать себя любимым и принятым, — это основа, на которой складывается способность справляться с жизненными сложностями.

Важна профилактика травмы — ощущение безусловной любви и безусловной поддержки.

Когда ребенок знает, что его любят и никакие его действия не могут стать поводом лишиться этой любви, он будет лучше справляться со стрессовыми ситуациями.

Кроме того, надо развивать у ребенка способности справляться с жизненными вызовами. Здесь я бы хотела подчеркнуть два момента — умение переживать негативные эмоции и умение искать альтернативные выходы из ситуации.

Во-первых, не надо бояться того, что ребенок испытает негативные чувства, будет расстроен, обижен или рассержен. Это неотъемлемая часть его развития и взросления. Не нужно защищать его от подобных переживаний, но и утешать и обесценивать не стоит. Вместо фраз типа «Ну что ты так расстроился, это всего лишь игра» лучше сказать «Да, это и правда обидно».

Во-вторых, важно учить ребенка искать выходы из трудных ситуаций. Необходимо не решать проблему за ребенка, а помогать ему найти ресурсы, чтобы справиться с ней.

Мы говорим: «Да, это неприятно, но что можно сделать в этой ситуации? Как ты считаешь? Как можно поступить, какие есть варианты поведения?» С одной стороны, мы всегда поддержим и поможем.

С другой — мы верим в его возможности справляться с возрастными стрессовыми ситуациями самому.

«Я знаю, что справлюсь. В меня верят, меня любят, и я могу справиться» — вот это очень важно.

Психологическая травма может быть связана с завышенными ожиданиями от ребенка со стороны взрослых. Когда мы ждем от ребенка, что он заговорит по-английски раньше, чем начнет ходить.

И, если говорить о профилактике травмы, серьезное внимание стоит уделить тому, какой уровень ожиданий мы предъявляем ребенку и как реагируем на его неудачи.

Важно дать ребенку почувствовать, что ошибка и неудача — это не страшно, а нормально.

— Что делать, если ребенок буквально на наших глазах попал в травмирующую ситуацию? Как помочь?

— Прежде всего, необходимо обеспечить ребенку ощущение защищенности, максимальной стабильности и предсказуемости. Будьте рядом, найдите способ поддержания физического контакта — обнимайте ребенка или держите за руку. Изменения привычного образа жизни лучше отложить на будущее.

Часто дети много спрашивают про травмирующее событие. Важно дать им ответы на все вопросы, с учетом возраста, ситуации и индивидуальных особенностей.

Ситуация травмы связана с сильными переживаниями, и важно дать ребенку возможность эти переживания проговаривать. Не утверждать, что ничего в этой ситуации страшного нет. Наоборот — да, это страшно, ты очень испугался, но я рядом, я тебя поддержу.

Когда первая реакция на острую травму пройдет, можно искать способы, как справиться с последствиями. Если ситуация очень сложная и решения вы не видите, стоит обратиться к психологу.

— Как на переживание травм влияют гендерные стереотипы и установки?

— Мужчины «должны быть» сильными, им нельзя проявлять чувства, поэтому они чаще реагируют путем подавления и сверхконтроля. Мальчики зачастую выбирают вариант не чувствовать, подавить, заблокировать для себя возможность эмоционального реагирования.

Женщинам социум разрешает эмоционально реагировать и не требует от них быть сильными, поэтому они чаще выбирают вариант зависимого поведения и беспомощности. Но это именно результат социальных норм.

Воспитание в семье алкоголиков будет травматично для всех — и для мальчиков, и для девочек. Вопрос в том, что из этого извлекает ребенок.

Психолог Альфред Адлер считал, что на нас влияют не события как таковые, а тот смысл, который мы им придаем. Вот ребенок вырос в дисфункциональной семье и сформировал ощущение «Я ничего не могу, я беспомощен, я не могу ни на что влиять».

Хорошая новость в том, что здесь очень многое связано с детскими выводами, поэтому в процессе психотерапии можно разобраться и сформировать устойчивую внутреннюю позицию с более конструктивными для себя, работающими выводами и научиться на нее опираться.

Как избавиться от детской душевной травмы? – ваш онлайн психолог!

Что бы ни произошло, что бы ни случилось с нами в детстве, это не повод сказать: «Я ничего не могу сделать, потому что мои родители развелись». Это повод сказать: «Мои родители развелись, я придал этой ситуации такое-то значение и вот так с этим живу. Я могу попробовать отнестись к этому по-другому сейчас, когда я взрослый и у меня есть больше жизненного опыта».

— Как сформировать для себя эти новые устойчивые позиции?

— Психологи работают в нескольких разных моделях, и некоторые стратегии могут отличаться. В своей практике я стараюсь сначала обеспечить безопасность — атмосферу принятия, в которой человек сможет выражать любые свои переживания.

Важно, чтобы ему было безопасно и комфортно со мной работать. На следующем этапе мы будем прорабатывать и вытаскивать, что именно произошло в детстве, анализировать истории.

Попробуем реконструировать выводы, к которым клиент пришел в детстве, и найти пути к освобождению от травмы.

На всех этапах я работаю над тем, чтобы усилить у человека ощущение взрослости. Это очень важно. Я стараюсь поддерживать у клиента чувство, что он хорошо справляется. Так у него появится уверенность в собственной состоятельности. Когда мы начинаем обсуждать, как можно изменить устойчивые реакции, которые сложились из-за травмы, это ощущение помогает найти альтернативные стратегии поведения.

— Какие способы можно использовать, чтобы помочь себе без обращения к психологу?

— Если есть негативный детский опыт, с ним порой можно справиться самостоятельно, анализируя историю своего развития и пробуя новые модели поведения. Если же речь идет именно о травме, ощущении угрозы и сверхсильном воздействии, самому справиться довольно сложно — без помощи психолога вряд ли обойтись.

Читайте также:  Помощь психолога при чувстве вины – ваш онлайн психолог!

Несмотря на это, помочь себе можно. Важно признать, что вы переживаете последствия травмы. Часто взрослые могут вытеснять, направленно забывать историю своего взросления или обесценивать ее. Так, одна моя клиентка долго не могла вспомнить ни одного события, произошедшего с ней до пятнадцати лет, настолько успешно она вытеснила из памяти физическое и эмоциональное насилие в своей семье.

Травма всегда сопряжена с сильными переживаниями. Легализуйте свои чувства — разрешите себе чувствовать то, что чувствуете.

Понимание, что именно происходит внутри вас, очень важно. Ведь частая реакция на травму — блокирование этих эмоциональных проявлений.

Связанное с травмой переживание угрозы и невозможности с ней справиться нередко приводит к ощущению собственной несостоятельности. Поэтому забота о себе — важнейший навык для переживающих последствия детской травмы.

Стоит уважать свои интересы, осознавать свои потребности и стремиться их удовлетворять. Это не значит, что вы должны в любой ситуации ставить себя на первое место.

Но умение позаботиться о себе и держать в фокусе собственные переживания — очень важная составляющая в преодолении травм.

Ну и наконец, важно найти для себя новую историю. Если вы столкнулись с травматической историей, попробуйте разобраться, какой багаж из нее вы для себя вынесли.

Попробуйте проанализировать себя, посмотреть, есть ли ситуации, в которых ваше поведение обусловлено детским опытом. Периодически напоминайте себе, что ваши детские выводы — не объективная реальность, а реакция на то, что когда-то с вами случилось.

И начните искать новые варианты поведения, которые мог бы выбрать взрослый и уверенный человек.

— Теперь понятно, что можно сделать для себя. А что можно сделать для другого? Допустим, вы начинаете жить с человеком и оказывается, что у него есть детская травма, которая омрачает совместную жизнь.

— Ключевой момент — партнер не может быть психотерапевтом. Вы можете помочь близкому человеку понять, что происходит, и поддержать его в намерении получить квалифицированную помощь.

А вот вылечить его у вас не получится. Разобраться со своей травмой и вылезти из нее человек может только самостоятельно. От вас необходимо просто безусловное принятие и ощущение безопасности.

Очень ценно иметь возможность откровенно разговаривать.

— То есть главное — не становиться в позу спасателя или спасителя?

— Да, лучший вариант — создать и поддерживать атмосферу, в которой станет возможным делиться переживаниями. Важно не нападать на человека и не обесценивать произошедшее с ним. Иногда можно встретить мнение: «Ну и что такого особенного с ним произошло? У меня тоже был папа-алкоголик, и что?» Но такая обесценивающая позиция никому еще по-настоящему не помогла.

Этот текст мы подготовили вместе с образовательным комплексом «Точка будущего».

Там особое внимание уделяют психологическому развитию детей — не только преподают предметы школьной программы, но и учат справляться с жизненными вызовами.

В центре вместе обучаются дети из полных семей и дети-сироты, которые живут с профессиональными родителями в поселке при центре. Больше об этом проекте вы можете прочесть в нашем репортаже из «Точки будущего».

Специальный проект Образовательного комлекса «Точка» и журнала «Нож»

Три психологические техники для лечения детских травм

94 220Как избавиться от детской душевной травмы? – ваш онлайн психолог!

Психотерапевты часто говорят о том, что для лечения психических травм крайне важно, чтобы пациент установил контакт со своим «раненым внутренним ребенком». Под этим ребенком имеют в виду весь психологический и эмоциональный багаж, оставшийся с детства и продолжающий создавать проблемы во взрослом возрасте. Термин «внутренний ребенок» обрел популярность благодаря авторам книг по самопомощи, в первую очередь Джону Брэдшоу и его бестселлеру «Возвращение домой».

Архетип «раненого ребенка» обычно проявляется так: в жизни взрослого человека снова и снова повторяются те же негативные переживания и проявления неадекватного поведения, которые он перенял в детстве, глядя на окружающих. К примеру, если девочка в детстве регулярно наблюдала, как отец жестоко обращался с матерью, то во взрослом возрасте она может постоянно вступать в отношения с мужчинами, склонными к жестокому обращению.

Проблемы с зависимостями и психическим здоровьем, уходящие корнями в детство, поддаются лечению. Вот несколько техник, которые могут помочь распознать заученные в детстве негативные шаблоны и «перевоспитать» внутреннего ребенка.

1. Техника пустого стула

Применение этой техники выглядит так: терапевт ставит перед вами пустой стул и предлагает представить, что на нем сидит значимый для вас человек — например, один из родителей.

Вы «общаетесь» с воображаемым собеседником, рассказываете о своих мыслях и чувствах или объясняете ему, что вы хотели, но так и не смогли получить от него в детстве.

Терапевт может предложить вам «поменяться ролями» и самому занять место воображаемого собеседника.

Такая работа особенно полезна, когда люди, много для вас значившие в прошлом, не могут или не хотят принять участие в терапии.

Она помогает восстановить контакт со своими переживаниями о прошлом и с теми частями себя, которые вы пытались скрыть или подавить с помощью зависимости или другого деструктивного поведения.

Наладив контакт с собственными чувствами и воспоминаниями, вы сможете осознать, как они влияют на ваше нынешнее поведение, и понять, как можно изменить ситуацию.

2. Схематическая терапия

Этот метод подходит пациентам, испытывающим трудности в социуме, а также тем, кто не может справиться с последствиями детских психотравм.

У детей, выросших во враждебной или нездоровой среде, часто формируются такие способы совладания с трудностями, воспоминания, эмоции, представления о себе и о других, которые чреваты проблемами и приводят к неадекватным реакциям и поведению во взрослом возрасте.

Схематическая терапия учит пациента иначе смотреть на себя и помогает преодолеть стремление избегать неприятных ситуаций

Схематическая терапия объединяет подходы и принципы когнитивно-поведенческой терапии, теории привязанности и других методов. В ходе лечения терапевт использует техники «перевоспитания», чтобы помочь уязвимому внутреннему ребенку пациента научиться удовлетворять свои основные эмоциональные потребности здоровыми методами.

С помощью различных методов: диалогов, ролевых игр, ведения дневников, обучения важным навыкам — схематическая терапия учит пациента иначе смотреть на себя и других и помогает ему преодолеть стремление избегать неприятных ситуаций и избавиться от других неадекватных реакций.

3. ДПДГ

Десенсибилизация и переработка движением глаз (ДПДГ) — техника, основанная на обработке мозгом информации. Она может помочь ослабить неприятные переживания, связанные с травматичными событиями прошлого и проявляющиеся в виде навязчивых мыслей, внезапных тяжелых воспоминаний, тревоги, страха, панических атак.

В ходе работы пациент следит глазами за движущимися объектами (например, за пальцами терапевта), одновременно стараясь сосредоточиться на внутренних негативных образах, мыслях и ощущениях, связанных с травмами.

Подобная техника одновременно задействует оба полушария мозга, позволяя клиенту избавиться от привычной реакции на травму.

Быстрые движения глаз и концентрация на внешних раздражителях помогают ему вызвать в памяти, переработать и «разрядить» болезненные воспоминания, которые создают или усугубляют его проблемы.

Эти и другие виды терапии могут помочь вам удовлетворить те ключевые эмоциональные потребности, которые остались неудовлетворенными в детстве, и исцелить старые раны, которые мешают полноценно жить.

Дэвид Сэк (David Sack) — психиатр, главный врач сети реабилитационных центров для алкоголиков и наркозависимых Elements Behaviour Health. Подробнее на его сайте.

Николай ПроценкоИсточник фотографий:Getty Images

Мама, помоги! Московский психолог рассказала, как помочь ребенку пережить последствия психологической травмы

Большинство людей сталкиваются с различными травматическими жизненными ситуациями: потеря близкого человека, смерть, тяжелые болезни, аварии, операции. Серьезные психологические травмы нам могут своим поведением оставлять и другие люди.

Например, жертвами насилия, травли часто становятся маленькие, беззащитные дети, которые не в силах за себя постоять и, как правило, боятся обратиться за помощью.

Как помочь ребенку пережить болезненный опыт, разобраться, что такое психологическая травма и какие последствия она несет, рассказывает психолог филиала «Маленькая мама» Кризисного центра помощи женщинам и детям Светлана Алёхина.

Психологическая травма (сильный эмоциональный стресс) — реакция человека на определенное событие, которое нанесло вред его психическому здоровью.

Травма формируется в момент, когда внешние события в жизни человека становятся настолько сильными, что начинают превышать его адаптивные возможности. «Ребенок начинает чувствовать сильнейший страх за свою жизнь, беспомощность.

Теряется чувство безопасности и контроля.

Те события, которые затрагивают значимые стороны жизни малыша и сопровождаются интенсивными переживаниями, приводят к психологической травме, часто ее классифицируют как шоковую», — отмечает психолог.

Замороженные чувства

В сильной стрессовой ситуации из-за выброса гормонов — адреналина, норадреналина и кортизола у человека естественным образом возникает желание выплеснуть сильную внутреннюю энергию. Это происходит через активные действия — бег, прыжки, драку или через проявление чувств агрессии, гнева, недовольства.

Если в стрессовой ситуации ребенок подавляет свои естественные реакции, он препятствует высвобождению энергии, которая блокируется и остается внутри. Незавершенное событие, подавленные чувства и замороженная в моменте энергия порождают психологическую травму.

Осторожней с критикой!

Для детей даже незначительные на первый взгляд события могут стать травмирующими — к примеру, угроза, сказанная в шутку или в воспитательных целях. Проявление насилия по отношению к ребенку или другим людям, насмешки, издевки могут причинить сильную боль и травмировать уязвимую личность.

Возрастных ограничений для формирования травмы нет. Она может произойти в три года, в школьный период или в подростковом возрасте. Если ребенку не будет хватать собственных сил это преодолеть и ему не помогут преодолеть это состояние близкие, произойдет болезненная фиксация на травме.

Читайте также:  Сказки на ночь: 5 причин перестать читать детям классические сказки – ваш онлайн психолог!

Неприятные последствия

Последствия шоковых травм бывают очень серьезными. Они могут вызвать нарушения в психике, что, в свою очередь, провоцирует развитие психических расстройств.

«У одного психологическая травма может вызвать временное чувство дискомфорта, с которым человек постепенно самостоятельно справится.

А у другого она станет пусковым механизмом к устойчивому состоянию страха с наличием фрустрации, которое будет сильно ослаблять иммунитет, работоспособность. Может привести к замкнутости, уходу от соблюдения социальных норм, неврозам и реактивным состояниям», — отмечает Светлана.

Зафиксированная травма в дальнейшем мешает человеку управлять своей личностью. Она подрывает веру в себя, собственные силы, вызывая чувство беспомощности. Коварство заключается в том, что при повторении стрессовой ситуации человек проваливается в тот возраст и те состояния, когда произошла травма.

Так образуется замкнутый круг из стресса, тревоги, подавленных чувств, эмоций и невозможности проявить себя. В итоге человек привыкает к тяжелой и угнетенной жизни, ведь он не знает, как может быть иначе. Постепенно будет снижаться уровень и качество жизни.

«Не проработав травму, повзрослевший ребенок во взрослом возрасте будет на бессознательном уровне притягивать к себе людей и события, которые предоставят ему привычную гамму негативных эмоций и ощущений в виде унижений и хронического стресса.

Прямые последствия фиксированных травм во взрослом возрасте — хронические депрессии, алкогольная, наркотическая и игровая зависимость», — рассказывает специалист.

Как выявить травму в детском возрасте

Все дети по-разному проживают психологическую травму. Это зависит от множества критериев — возраста ребенка, его психического развития и влияния, которое оказало данное событие. Предпринимать меры стоит, если вы заметили:

  • Зацикленность— повторяющиеся действия, где ребенок пытается заново проживать стрессовые события. Они могут проявляться в игре, рисунках. Или вызывать пристальное внимание при просмотре фильмов, телепередач или чтении книг, комиксов.
  • Уход в себя— проявляется в виде нежелания выходить на контакт, в потере или стойкости интересов, длительном негативном настроении, инфантильном поведении.
  • Тревожные состояния— проявляются как излишняя раздражительность, повышенная возбудимость, боязливость, плаксивость, повышенная настороженность. Могут возникать проблемы с концентрацией внимания, нарушения сна с повторяющимися кошмарами.
  • Физиологические симптомы — возможны изменения кожных покровов: излишняя бледность или покраснения, высыпания. Обильное потоотделение ладоней, ступней. Мышечное перенапряжение, невозможность расслабиться. Головные боли, боли в животе. Быстрая утомляемость. Частые простудные и иммунные заболевания. Задержки реакций.
  • Реакция избегания— ребенок может достаточно резко отказаться посещать определенные места или встречаться с определенными людьми. Всячески будет увиливать от волнующей темы, связанной с болезненными чувствами и переживаниями.

Как помочь ребенку

  • В первую очередь необходимо создать теплые, доверительные отношения и безопасную атмосферу, где ребенок сможет чувствовать себя в комфорте, безопасности, будет ощущать искреннее принятие, любовь, поддержку и заботу. Для этого может потребоваться некоторое время. Не торопите события.
  • Уделяйте ребенку дополнительное время и внимание. Проявляйте искренний интерес к его жизни, настроению, занятиям, самочувствию. Спросите ребенка, есть ли что-то, что его тревожит. Возможно, он будет готов поделиться.
  • Ориентируйтесь на переживания ребенка, а не следуйте за своими чувствами и желаниями.
  • Если ребенок продолжает быть закрытым, можно аккуратно и тактично поделиться своими наблюдениями. Вы можете сказать, что заметили некие изменения в его поведении, спросить, не случилось ли чего неприятного. В этот момент важно быть открытым, не проявлять агрессии, недовольства и не форсировать события. Ребенок очень быстро может почувствовать фальшь, давление и закроется еще сильнее.
  • Поговорите с ребенком о том, что произошло. Подготовьтесь заранее к диалогу так, чтобы вы могли ответить на самые разные вопросы. Старайтесь ничего не скрывать, а поясняйте в доступной для ребенка форме.
  • Предложите обсудить проблему в кругу семьи, где ребенок сможет почувствовать поддержку и принятие со стороны близких.
  • Убедитесь, что ребенок не испытывает чувства вины. Иногда дети независимо от контекста ситуации чувствуют себя виноватыми, хотя их действие или присутствие никак бы не повлияло на исход событий.
  • Расскажите ребенку о чувствах, реакциях, которые могут испытывать люди на подобного рода события. Донесите мысль о том, что испытывать такие чувства в данный момент нормально и естественно. А со временем это постепенно пройдет, и будет гораздо лучше.
  • Работайте над своими страхами и травмами. Родитель является примером для ребенка и во многом подает ему пример. То, как вы справляетесь с трудными ситуациями и стрессом, ваше поведение и реакции будут иметь основное влияние на способность ребенка к преодолению и проживанию травмирующих событий. Если вы чувствуете, что сами морально истощены и у вас нет ресурсов оказывать помощь ребенку, попробуйте обратиться за помощью к психологу. Порой для ребенка травматичным является реакция родителя на определенное событие.
  • Постарайтесь организовать комфортный и стабильный распорядок дня. В слаженной системе, где все структурированно и понятно, гораздо легче восстанавливать ресурсы организма.
  • Если события были очень сильными, предоставьте ребенку возможность некоторое время побыть дома, отдохнуть и набраться сил. Детский сад, школу, дополнительные кружки на время можно ограничить.
  • Старайтесь не слишком сильно оберегать ребенка и не потакайте всем его прихотям. Важно соблюдать баланс: с одной стороны, давать заботу и поддержку — и одновременно предоставлять возможность ребенку самостоятельно переживать травматичные события.
  • Помните: страхи боятся смеха. Создание позитивной, доброй атмосферы в доме будет лучшей профилактикой тревоги.

Детская психика очень гибкая. С помощью поддержки родителей, их внимания они могут легко справиться с психологической травмой. Страшно, когда взрослые остаются равнодушными к проблемам детей или вымещают на них свою агрессию.

Как избавиться от детской душевной травмы? – ваш онлайн психолог!

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Как расстаться с детской травмой

Взрослые часто объявляют свои неудачи следствием психологических травм, полученных в детстве. Катерина Мурашова размышляет о ценности детского опыта и ответственности взрослых за свою жизнь и приглашает к дискуссии

Обычно я пишу просто истории из жизни. В конце концов, это то, что у меня лучше всего получается. Но иногда какая-то тема задевает за живое и мне хочется поделиться ею с вами, уважаемые читатели. И если получится, вместе поразмышлять. Сегодня как раз такой случай.

Ко мне приходит довольно много взрослых молодых и не очень молодых людей (от 20 до 40 лет). У кого-то из них есть дети, и они приводят их с собой и начинают говорить о них, а кто-то прямо так и заявляет: я знаю, что все дело во мне, и хочу говорить о себе.

Я, разумеется, сразу соглашаюсь. Потому что у детей лет до 10–11 действительно, как правило, нет никаких отдельных психологических проблем — только вписанные в контекст семьи. Да и потом нерешенные проблемы родителей на детей очень даже влияют.

В последние годы приходят ко мне и молодые, и вполне зрелые люди, у которых еще нет ни семьи, ни детей.

И вот все эти люди начинают рассказывать о себе. Иногда их рассказы звучат удивительно литературно, как будто они рассказывают все это далеко не в первый раз. Иногда даже кажется, что они просто цитируют отрывки из художественных произведений второй половины ХХ века или пересказывают содержание зарубежных киносериалов того же периода.

Вот примерные образцы таких рассказов (каждый слеплен из десятка очень похожих друг на друга):

«Моя мать никогда меня не хвалила. Максимум, что от нее можно было услышать: “Ну, нормально…” Она много работала, чтобы прокормить нас с сестрой, на трех работах, папа тогда потерял работу и пил, да, это была перестройка. А я был очень зависим от похвалы.

Когда меня поощряли, я готов был горы свернуть. У меня в детстве было много способностей, это и учителя все говорили. Но если меня не поощряли, мне становилось все равно.

В результате я поступил в один институт, бросил, потом в другой, и его тоже не закончил…»

«В моей родной семье не было принято говорить о чувствах. С матерью у меня всегда были сложные отношения. И сейчас они такими и остаются. То есть формально у нас с ней все хорошо: она мне и с дочкой помогает, и подарки на праздники, и я не забываю о ее здоровье спросить. Но тепла, понимаете, тепла нет.

Вот как я знаю, другие девочки, женщины всем могут с матерями поделиться, все рассказать, обсудить, получить поддержку, у меня этого не было никогда. Она даже не обнимала меня. И сейчас не обнимает, только внучку — с ней она ласковая даже, да.

Но ведь и я сейчас, в сущности, не могу к ней притронуться — с трудом себе это даже представляю. А мы же — мать и дочь. И я от этого всегда очень страдала, мне не хватало этого. И сейчас еще не хватает, хотя я понимаю, что теперь я уже взрослая, сама мать.

И что самое страшное: в результате я сама получилась совершенно закрытая в смысле чувств (даже муж обижается) и теперь начинаю чувствовать такое же отчуждение в подрастающей дочке!»

«Мои родители умерли. Как я понимаю умом, они были умными, достойными людьми, их друзья, коллеги до сих пор с уважением их вспоминают. Мне кажется, что они вспоминают кого-то другого, не тех людей, которых помню я сам. Мать и отец были замкнуты друг на друге. Я все время чувствовал, что я им мешаю.

Читайте также:  Как пережить расставание с девушкой: советы психолога – ваш онлайн психолог!

Иногда, особенно в раннем детстве, мне казалось, что они с трудом выносят мое присутствие. Я пытался быть хорошим, но у меня не получалось — я был неуклюж, близорук, страдал хроническим насморком и постоянно хлюпал носом.

До сих пор помню, как мать брезгливо поднимала бровь и говорила: “Кирюша, но есть же платок…” Когда я видел по телевизору красивых, смышленых, ловких и загорелых мальчиков, я думал: вот бы моим родителям такого сына.

С тех пор я значительно изменился: вырос, похудел, избавился от насморка, защитил диссертацию, ношу контактные линзы, но почему-то все равно уверен, что я везде лишний и всем мешаю».

«У меня очень плохие отношения с моей дочерью-подростком. Мы совсем не понимаем друг друга, жутко скандалим, во время скандалов говорим друг другу совершенно невозможные вещи. Потом она плачет в своей комнате, я пью валерьянку. Это ужасно, но при этом это калька моих собственных отношений с матерью во время моего взросления.

Мать никогда даже не пыталась меня понять, все встречала в штыки, я до сих пор помню, как она мне заявила: “Если у тебя будет кольцо в носу, ты мне не дочь!” Она и сейчас не пытается как-то наши отношения наладить, просто пользуется мной, ведет себя как последняя эгоистка и очевидно подливает “масла в огонь” в наших с дочерью конфликтах, поддакивает ей, может быть, даже настраивает против меня. Иногда мне кажется, что ее все это развлекает. Ужасно так говорить про собственную мать, но она исковеркала всю мою жизнь, мои отношения с мужем тоже отчасти из-за нее распались, я все время нервничала, он говорил: да плюнь ты! — а я не могла и на нем срывалась, и в конце концов он сказал: “Ну и живи всю жизнь, выясняя отношения, коли тебе так нравится. Но без меня”».

Роль так называемых «детских травм» здо́рово преувеличена. И для некоторых людей является вредной индульгенцией, позволяющей оправдывать собственное жизненное неустройство

«Я рос в любви. Это была такая семейная позиция, она прямо озвучивалась: ребенок должен расти в любви, принятии и понимании. Все, что я хотел, мне покупали. Все, что я делал, одобрялось. Все мои рисунки были “интересными”, поделки “оригинальными”, корявые стишки, которые я писал в детстве, — “талантливыми”.

Я верил, что я всем важен и интересен. Если у меня отбирали игрушку, родители вступались за меня. Если меня прогоняли сверстники, взрослые говорили: они просто не дотягивают до тебя по уровню и не понимают сложных сюжетных игр, которые ты им предлагал.

Когда моя первая учительница сказала матери, что я прекрасно подготовлен к школе в интеллектуальном аспекте, и главное, чему мне сейчас надо научиться, — это молчать и слушать других, меня забрали из этой школы на следующий же день.

“Она пыталась подавить индивидуальность нашего ребенка! Сделать из него марионетку! Заставить его быть как все!” — рассказывала потом мама.

Вы ведь понимаете, с какими сложностями я столкнулся по мере взросления? Меня приучили, можно даже сказать “посадили на определенную дозу” принятия, и теперь мне всю жизнь его мучительно не хватает. У меня не складывается личная и профессиональная жизнь. Моя бывшая жена препятствует моим встречам с нашим сыном. Вы уже пятый психотерапевт, которому я все это рассказываю».

Что общего во всех этих разных жизненных историях? Что их объединяет? Абсолютно взрослые люди объясняют свои сегодняшние проблемы тем, как неправильно вели себя их родители.

Причем ни у кого из них в детстве не было строго витальных проблем — голода, холода, сиротства, физического насилия, угрозы безопасности. Все их разнообразные проблемы из категории тех, которые мы называем «психологическими». Кому-то не хватало тепла и принятия, у кого-то был его избыток.

Кого-то не научили молчать, а кого-то — говорить о своих нуждах, и так далее. Как вы понимаете, примеры можно было бы множить и множить.

Традиция «постфрейдовской» цивилизации, докатившаяся к нам в самом конце ХХ века. Все наши проблемы родом из детства. Избавиться от них невозможно, разве что полежав на кушетке психоаналитика — два раза в неделю в течение пяти лет.

Безусловное завоевание цивилизации: каждый человек — личность. Он больше не является винтиком, членом партии, рабом божьим и т. д. Стало быть, и ответственность на нем самом? За него, за все, что с ним происходит, за то, как он живет, как и какие проблемы решает (или не решает), отвечает не бог, не партия, не государство. Он сам и отвечает.

Отлично. Достойно. Но вот вдруг откуда-то вылезает: я сейчас (лет в 30–40) такой, потому что у меня была холодная мать. Или — деспотичный, авторитарный отец. Или еще хлеще: я не стал тем-то и тем-то, потому что родители не настояли.

Я, безусловно, не знаю истины в последней инстанции и готова с интересом выслушать возражения, но мне кажется, что роль так называемых «детских травм» в нашей сегодняшней культуре здо́рово преувеличена. И для некоторых людей фактически является вредной индульгенцией, позволяющей оправдывать собственное жизненное неустройство.

Существуют ли эти травмы и вообще «проблемы из детства»? Безусловно, да. Каждый из нас однажды выходит из детства и несет с собой не только инсайты, навыки, опыт любви, образование и т. д., но и узелок проблем на палочке. У кого-то он побольше, у кого-то поменьше.

Но ведь потом мы годами, десятилетиями — взрослые, самодостаточные, отвечающие сами за себя личности. Так и давайте отвечать?

В заключение очень простая методика, которую я рекомендую приходящим ко мне на прием людям с «проблемами из детства». Говорят, некоторым неплохо помогает.

Я ведь уже говорила про узелок? Ну так вот. Представьте, что вы вместе с узелком (или рюкзаком, если вам так удобнее) вышли из города. Взошли на пригорок и последний раз обозрели покинутый город целиком. Посмотрите на него внимательно, запомните его таким, с пригорка. Он прекрасен и ужасен одновременно, имя ему — Детство.

Но вы уже не там. Теперь положите на землю узелок или рюкзак, присядьте на пригорке, взгляните на окружающий пейзаж, если надо, подправьте его (он должен быть приятным для вас). Развяжите узелок и разложите на земле его содержимое. Внимательно, не торопясь осмотрите все, что у вас там есть.

Это «проблемы из детства». Каждый набор, конечно, индивидуален. У кого-то содержимое заняло весь пригорок («меня не понимали», «мне не разрешали», «меня не заставили» и т. д.

), а у кого-то в узелке лежит всего одна вещь: «Мама, мама, что ж ты так рано умерла?! И я не успел тебе сказать, как я любил тебя!»  

И вот вы смотрите внимательно на то, что вы вынесли из города по имени Детство, и прямо на этом пригорке принимаете решение, что из этого вы возьмете с собой в дальнейшую вашу жизнь, а что оставите здесь, в пригородах, где ему самое и место.

И если вы решаете: это возьму! — то это уже ваш выбор и ваша личная ответственность. И больше ничья.

Ваши родители тут ни при чем, это вы, взрослый человек, решили, что возьмете с собой папино язвительное: «Знаешь, сынок, ты только от скромности не умри!» (вам пригодится, вы уже знаете, что действительно склонны преувеличивать собственные заслуги).

И это вы по своему выбору всю жизнь будете говорить и говорить о любви своей умершей матери и плакать о ней светлыми слезами (кто наверняка знает, как на самом деле устроен мир — вдруг она все-таки услышит и порадуется?).

Все это ваш выбор. Ваша дальнейшая жизнь. Вы — личность. Берете полегчавший или оставшийся прежним после ревизии узелок и идете вперед по своей дороге.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *