Эндогенная депрессия – ваш онлайн психолог!

Эндогенная депрессия – ваш онлайн психолог!Эндогенная депрессия — заболевание, при котором выявляются устойчивое снижение настроения, замедление мышления и двигательной активности, обусловленное нарушениями обмена нейромедиаторов в головном мозге. Составляет 5–13% от общего количества депрессий, одинаково часто встречается у пациентов обоих полов. Протекает хронически с периодическими обострениями.

Сотрудники клиники «Лето» знают, как вылечить болезнь с использованием методов медикаментозной терапии и психотерапии. Запись на прием производится по тел. 8(969)060-93-93.

Причины

Определяющим фактором являются индивидуальные особенности организма. Непосредственная причина расстройства — недостаток нейромедиаторов. Низкий уровень дофамина способствует инертности, пассивности, снижает адаптационные возможности в стрессовых ситуациях, предрасполагает к возникновению тревоги и страха.

Дефицит норадреналина обуславливает замедление реакций в сочетании с повышением нервного напряжения. Нехватка серотонина провоцирует плаксивость, эмоциональную лабильность, бессонницу. Наиболее значимую роль в возникновении играют:

  • Эндогенная депрессия – ваш онлайн психолог!Наследственная предрасположенность. Уровень биологически активных соединений в организме в определенной степени «запрограммирован» генетически и сохраняется на протяжении жизни, поэтому некоторые считают, что болезнь неизлечима. Вероятность заболеть повышается при наличии близких родственников, страдающих этой патологией.
  • Поражения ЦНС. Эмоциональные расстройства могут вызываться нарушением передачи нервных импульсов вследствие повреждений мозга при осложнениях беременности, неврологических заболеваний раннего детского возраста.
  • Личностные особенности. Мнительность, тревожность, неуверенность, перфекционизм, педантичность, завышенные требования к себе, привычка «взваливать» на себя чрезмерную ответственность создают психологический фон, способствующий развитию депрессивных расстройств.

Определенное значение имеют тип нервной системы, состояние эндокринных органов, активность иммунитета, наличие соматических патологий и вредные внешние воздействия в анамнезе.

Симптомы

Классическая триада включает сниженное настроение, двигательную заторможенность и замедление мыслительных процессов. Ведущим проявлением депрессии эндогенного характера является тоска. Больные чувствуют подавленность. Прежние занятия перестают доставлять удовольствие. Отмечаются беспричинная тревога, немотивированные приступы страха.

Эндогенная депрессия – ваш онлайн психолог!Характерной особенностью этой разновидности депрессивного расстройства являются суточные колебания настроения с ухудшением по утрам и улучшением в вечерние часы. В числе телесных проявлений наблюдаются сжимающие и давящие боли в голове, шее и груди. Отмечаются потеря аппетита, снижение веса, нарушения пищеварения, тошнота, запоры. У женщин возникает половая холодность, у мужчин развивается импотенция.

Замедление мышления проявляется забывчивостью, рассеянностью, ухудшением способности к концентрации внимания, невозможностью делать выборы и принимать решения. Больные говорят тихо, мало, медленно. Испытывают затруднения при формулировке мыслей. Снижается способность к концентрации внимания и совершению волевых усилий. Физическая заторможенность характеризуется медлительностью.

На начальных этапах клинической эндогенной депрессии пациенты минимизируют нагрузки, пытаясь справиться с когда-то привычными, а теперь непосильными задачами. Они отказываются от дружеского общения, избегают встреч с друзьями, стараются уменьшить рабочую занятость, отговариваясь физическим недомоганием.

В последующем симптомы прогрессируют. Человеку трудно выполнить элементарные действия: встать с постели, умыться, поесть. В тяжелых случаях развивается депрессивный ступор. Иногда на фоне заторможенности возникают эпизоды психического и двигательного возбуждения с криками, плачем, самоповреждениями. Возможны дереализация и деперсонализация.

Тоска дополняется ощущением исчезновения эмоций, которое воспринимается, как мучительная потеря чего-то очень важного. Меняется восприятие себя и окружающего мира.

Собственная личность кажется другой – ничтожной, бесполезной, не имеющей права на существование. Реальность выглядит бесцветной, туманной, «ненастоящей». Все кажется бессмысленным и бесполезным. Время тянется бесконечно.

При эндогенной тревожной депрессии сильно выражены страх и беспокойство.

При отсутствии лечения возникают фобии, сверхценные и бредовые идеи о расплате, наказании, неизбежных трагических событиях и тяжелых болезнях с сопутствующими мучениями.

У людей с тяжелой эндогенной депрессией возможны суицидальные мысли и попытки самоубийства.

При длительном течении формируются изменения характера и личности больного со стойкими нарушениями настроения, снижением когнитивных функций и двигательной активности.

Диагностика

В ходе диагностики выясняют наличие наследственной предрасположенности, с учетом особенностей симптоматики дифференцируют эндогенную депрессию от психогенной. Для выявления провоцирующих заболеваний по показаниям назначают консультации терапевта, эндокринолога, невролога. Для окончательного определения природы патологии используются:

  • Эндогенная депрессия – ваш онлайн психолог!Беседа. Специалист выясняет жалобы, собирает анамнез, изучает обстоятельства, предшествующие появлению признаков расстройства (отсутствие психотравмирующей ситуации говорит в пользу эндогенной природы болезни), уточняет динамику колебаний настроения, сезонность появления симптомов.
  • Наблюдение. При исследовании эмоциональных реакций и особенностей поведения обнаруживаются медлительность, апатичность, отсутствие инициативы, склонность к уходу в себя, прекращение диалога без специальной стимуляции (повторений вопросов, просьб). Мимика бедная, на лице больного застыла страдальческая маска.
  • Тестирование. В рамках комплексного обследования психической сферы применяется тест СМИЛ. Подтверждение наличия и оценка тяжести нарушения, определения риска суицида производятся с помощью Госпитальной шкалы тревоги и депрессии, Шкалы Гамильтона и др.

Лечение

Основными целями лечения являются повышение уровня нейромедиаторов, достижение ремиссии в течении хронических соматических заболеваний, провоцирующих нейрогуморальные нарушения, психологическая коррекция. Используются следующие методики:

  • Эндогенная депрессия – ваш онлайн психолог!Лекарственная терапия. Применяются антидепрессанты со стимулирующим эффектом. Подбор производится индивидуально. На начальном этапе для уменьшения выраженности побочных эффектов назначаются транквилизаторы коротким курсом, осуществляется мониторинг состояния больного для профилактики суицидальных попыток.
  • Психотерапия. Проводится после стабилизации настроения. Болезнь лечится путем индивидуальных и групповых занятий, которые помогают научиться регулировать эмоции, сформировать оптимальные стратегии для преодоления стрессов, откорректировать личные установки и ценности для повышения способностей к адаптации в различных ситуациях.
  • Биологическая коррекция. Сеансы фототерапии стимулируют выделение эндорфинов и серотонина, что позволяет уменьшить выраженность симптоматики. При тяжелых расстройствах, резистентных к лекарственным препаратам, эффективна депривация сна, которая провоцирует выброс катехоламинов с последующим восстановлением нормального эмоционального состояния.

Установлено, что это расстройство в значительной степени обусловлено наследственной предрасположенностью, поэтому предупредить его развитие нельзя. Можно ли вылечить полностью — вопрос непростой.

Патология часто рецидивирует, но при раннем начале лечения и адекватном подборе методик изменения хорошо поддаются коррекции.

Для сохранения нормального психологического и эмоционального состояния необходима регулярная профилактика рецидивов.

Врачам клиники «Лето» хорошо известно, как лечить данное заболевание. Своевременное обращение к специалисту после записи по тел. 8(969)060-93-93 поможет избавиться от тягостных переживаний, восстановить работоспособность и умение радоваться жизни.

Депрессия в период ремиссии: как распознать и как справиться с депрессивным расстройством

Эндогенная депрессия – ваш онлайн психолог! 25.06.2021

В период ремиссии, когда лечение осталось позади, пациенты с онкологическим диагнозом, равно как и их близкие, могут столкнуться с депрессией. О том, почему депрессивное состояние возникает в момент, когда болезнь отступила, и как помочь близкому человеку справиться с ней, Profilaktika Media рассказала клинический психолог Светлана Малышева.

1546

Депрессия — самое распространенное расстройство в современном мире, оно имеет очень много нюансов и отличается многоликостью. Однако признаки депрессии универсальны и не относятся непосредственно к онкологическому диагнозу.

Обычно мы оцениваем эмоциональное состояние человека по двум важным критериям: первый — длительность симптомов и второй — насколько они сильны. Это очень важно — как долго, и как сильно.

Мы можем говорить о симптомах депрессии, если у человека больше двух недель сохраняется сниженный фон настроения (вне зависимости от времени суток или от происходящих событий), когда снижается или усиливается аппетит, изменяется режим сна, когда человек вдруг теряет интерес к делам, которые раньше приносили ему удовольствие. Мы можем наблюдать также психическую заторможенность, когда человек не в состоянии ни на чем сконцентрироваться, сложно запоминает информацию, плохо строит фразы, у него проявляется моторная заторможенность или, наоборот, гипервозбудимость. Такие пациенты часто чувствуют себя ничтожеством, нивелируют значимость себя и своего прошлого опыта, ощущают бесперспективность будущего и бессилие что-либо с этим сделать. Ещё один очень важный момент — высказывание суицидальных мыслей — также может означать, что человек столкнулся с депрессивным расстройством. 

Каковы основные причины возникновения депрессии у пациентов в ремиссии? 

Есть несколько вариантов. Первый — у человека была депрессия до болезни.

Если до столкновения с онкодиагнозом у человека был депрессивный эпизод, то такое психотравмирующее событие, как постановка онкологического диагноза — кризисный этап в жизни, в разы увеличивает вероятность возникновения депрессии.

Еще один вариант — посттравматическое стрессовое расстройство: человек закончил лечение, но у него не получается вернуться к обычной жизни.

Читайте также:  Как быстро уснуть, если не спится ночью – ваш онлайн психолог!

Это не проработанная реакция стресса в моменте, когда переживания приходят с отсрочкой по времени — даже после окончания лечения человек за километр объезжает онкоцентр, ему снятся сны, ему кажется, что пахнет то химией, то какими-то препаратами, и человека начинает буквально трясти. Всё это тоже может приводить к депрессивной симптоматике.  

Почему человек в ремиссии впадает в депрессию? Наиболее часто сначала это манифестация тревожных расстройств: практически все пациенты, закончившие лечение, живут со страхом рецидива.

Постоянная тревога за будущее, страх неопределённости, ощущение невозможности контролировать свою жизнь, фиксация на любых симптомах выматывают, забирают силы и энергию, и в итоге переходят в сниженный фон настроения, что влияет и на соматику. У таких пациентов может фактически болеть  голова, спина, шея.

Человек думает, что это болезнь, и надо срочно что-то делать, он не может расслабиться. Однако оказывается, что это маскированная депрессия, и на самом деле органических причин для подтверждения того, что болезнь вернулась, просто нет. 

Кроме того, закончив лечение, человек сталкивается с «синдромом Гулливера»: он прожил серьезный кризис, но близкие могут быть очень далеко от него в эмоциональном плане.

«Как они могут меня понять, они не были у смерти на краю?!», — думает человек. И все прошлые ценности, существовавшие до болезни, кажутся ему неактуальными. А что актуально, человек уже не знает, и это тоже провоцирует апатию.

Вроде бы, человек пролечился, но качество жизни снижается, и он не может собраться. 

Важно помнить, что депрессия — это болезнь, которую нужно лечить. Есть всего 2-3% эндогенных депрессий, обусловленных «поломкой» внутри организма. Все остальные депрессии — это результат стрессового воздействия. 

Чем опасна депрессия в период ремиссии?

Самый главный риск — суицидальный. От 40 до 60% попыток суицида в мире совершают люди с диагностированной депрессией. У человека с депрессией риск покончить жизнь самоубийством в 35 раз выше, чем у любого другого. Каждый 6-й человек с депрессией в мире заканчивает жизнь самоубийством. Это очень высокие риски!

Эндогенная депрессия – ваш онлайн психолог!

Клинический психолог Светлана Малышева

ПУТИ ВЫХОДА ИЗ СИТУАЦИИ

Где человеку в депрессии искать источники положительных эмоций? Существуют ли конкретные методики, советы, рекомендации?

Я очень часто слышу даже от здоровых людей фразу — «Что-то я в депрессии!». К сожалению, в нашем обществе укоренилась идея о том, что мы не должны испытывать неприятных эмоций, не должны грустить, страдать, переживать, тревожиться и не должны бояться. Радуйся и думай позитивно! К сожалению, это очень невротизирует.

Все время испытывать положительные эмоции — ненормально! Это другой диагноз! Человеку, прошедшему через онкологический диагноз, действительно страшно, и мы не можем обесценивать такие эмоции. Однако нетолерантность общества к сложным эмоциям создаёт атмосферу, в которой «ты должен быть бодрячком».

Зачастую это происходит не потому, что близкие нетерпеливы к состоянию человека, — им также страшно, они не умеют с этим справляться и не оставляют человеку, прошедшему через диагноз, пространства для реагирования.

Однако иногда люди торопятся определить у себя депрессию, поскольку существует некое требование к себе и обществу — думать позитивно, испытывать исключительно фоновую радость. Это исковерканное понимание реальности.

Стоит тренировать толерантность к разным эмоциям в своей жизни, признавая — «Я могу бояться, тревожиться, грустить, я не должен все время быть радостным, потому что это странно».

Тогда и в случае ненормативного снижения настроения у человека будет более чёткое понимание, что что-то не в порядке, что ему не хватает сил — ни физических, ни моральных, его ничто не радует, и ему необходимо  обратиться за помощью, признав, что депрессия — это болезнь! Не слабость, не «непрокаченность», не отсутствие личностного роста, как любят говорить коучи. Депрессия — это про болезнь!

Как следует вести себя родственникам и друзьям? Как помочь человеку, находящемуся в ремиссии, справиться с депрессией? 

Диагноз приходит в семью, которая уже как-то жила до этого, и какие-то семейные отношения уже есть. Здорово, если они близкие — тогда родственнику пациента будет проще найти слова, и близкий человек скорее их услышит. 

Часто родственники, конечно, не замечают, что происходящее с их близким  — патология, и могут объяснять это усталостью, изменением характера из-за лечения, а также могут уставать сами. Поэтому очень важна реабилитация семьи, где есть онкопациент, даже если он закончил лечение и идет на восстановление.

Необходима плановая реабилитация, потому что не только сам человек, но и вся семья прошла этот диагноз. При этом близкие люди могут быть просто не готовы говорить об этих вещах, но это не значит, что они не могут помочь.

Мы можем слушать и давать пространство человеку для отреагирования, когда мы не пытаемся его тормозить словами «держись, борись, все пройдет, живи, посмотри на других!». На самом деле, даже если вы просто слушаете, вы уже помогаете, и это в сто раз лучше, чем сказанные от внутреннего страха слова «борись, соберись, иди вперед».

По моему опыту — люди не любят, когда им говорят «держись!». Правильнее сказать: «Я есть, я здесь, я буду рядом. Могу просто сидеть и молчать». Иногда это очень ценят, когда человек может просто быть рядом. Это уже очень много! Когда он не обесценивает эмоции близкого, а просто разделяет их. 

Как действовать, если сам человек не осознает проблему и считает, что всего-навсего пребывает в плохом настроении?

Для меня всегда очень значимо, когда близкие люди небезразличны, но мы не всегда можем догнать и помочь — человек должен хотеть этого сам. Человек может страдать, испытывать определенные трудные эмоции, но это не значит, что он готов с этим страданием что-то сделать.

Иногда страхи родственников проявляются в неких ожиданиях, как должен себя вести их близкий: «Я за тебя так переживаю, вдруг с тобой что-то не в порядке, или я что-то не доделываю и чувствую себя плохой, и тогда мне кажется, что ты должен жить как-то по-другому, чтобы я была спокойна».

Это означает, что человек небезразличен и заботится о своих близких, но это наши ожидания.

Если родственник чувствует, что с его близким в ремиссии или на этапе прохождения лечения что-то не в порядке, обратиться за помощью к клиническому психологу стоит, прежде всего, самому родственнику, а не пациенту! Это может быть свидетельством того, что родственник не справляется, и это нормально, потому что позаботиться о себе он сейчас не может. «Как я могу позаботиться о себе, когда у меня близкий болеет?! Я что, эгоист?», — думает человек. Даже когда родственники просят поработать с их близким, мы всегда начинаем с родственника. И потом получается, что и диалог выстраивается между родственниками, и сразу процесс проходит для семьи, в целом, гораздо эффективнее. 

Помогающему тоже нужна помощь, потому что психологические защиты защищают самого болеющего: это его самолет потерял управление, а мы, родственники, наблюдаем за этим самолетом.

Наша психологическая защита так не работает, и мы в большей степени подвержены вторичной травматизации. Для близких пациента это точно такая же психотравма, как и для человека с онкодиагнозом.

Это семейная проблема, это ситуация из разряда кризисных и экстремальных (как попасть в наводнение ) с угрозой для жизни, с неопределенностью, на пределе человеческих возможностей. 

ГДЕ ИСКАТЬ ПОМОЩЬ

Как найти специалиста, работающего с подобными пациентами? Как понять, что это твой специалист, и как сформулировать запрос?

Прежде всего, это должен быть дипломированный специалист. Не стоит бояться спрашивать, есть ли у него базовое психологическое образование, какую подготовку он прошёл, понимает ли, как устроен мозг, в каком подходе, с какими проблемами умеет работать.

Читайте также:  Самодостаточность – это иллюзия. Как люди путают деградацию с духовным развитием – ваш онлайн психолог!

Это важно! Если вы чувствуете, что у вашего близкого или у вас есть подозрение на депрессивное расстройство, вам нужен специалист, который имеет базовое психологическое образование. Лучше всего, если это будет врач-психотерапевт, который имеет подготовку по работе с депрессивными эпизодами. Можно запросить квалификацию,  документы.

Приходя к специалисту, человек сам понимает, что ему не нравится, и он начинает говорить, как есть, — никакой дополнительной подготовки здесь не нужно. А уже сформировать конкретный запрос, с которым нужно работать, и выяснить критерии — это задача специалиста.

Например, если это головные боли напряжения, значит, мы будем работать с тревогой, будем ее шкалировать, договоримся, что наша мишень — тревога. Как мы поймем, что это работает? Будет множество критериев, и человек заметит изменения и в ощущениях, и в реальной жизни. Неважно, в какой парадигме работает специалист.

Самое главное — это психотерапевтический контакт, когда вы можете прямо на терапии сказать все, что вас беспокоит, даже если что-то из этого направлено в адрес самого специалиста. Говорите обо всем, даже если это слова «мне кажется, что терапия не работает» или «Вы на меня давите». Это очень важная информация для психотерапевта!

В каких случаях при депрессии необходимо подключать и медикаментозную терапию?

При легкой и средней степени депрессии мы можем справляться психотерапевтическими методами. При тяжелом течении депрессивного расстройства, при суицидальном риске, конечно, стоит подключать лекарственную терапию.

Очень важно обращаться к грамотным специалистам! При депрессии активность человека снижена, он думает о бессмысленности жизни, занимается самобичеванием, самообвинением, а назначаемые при депрессивных расстройствах препараты создают физическое ощущение, что силы и энергия вернулись.

Энергия появляется, а в эмоциональном плане человек по-прежнему крайне уязвим, и самый большой процент суицидов происходит именно в этот момент. Здесь нужна очень точная работа психиатра, психотерапевта. Когнтивно-поведенческая терапия показала лучшие в мировой практике результаты работы с депрессией — не хуже, чем медикаментозная.

Однако я часто отправляю пациентов на консультацию с психотерапевтом или психиатром. И либо психотерапевт ведет пациента сам, либо он составляет свое заключение, назначает препараты, и мы с пациентом продолжаем работать психотерапевтическими методами. То есть подключаем и фармакологическую поддержку, и психотерапию, и получаем наилучший результат.

Подготовила Анна Михайлова Большинство статей на Profilaktika Media — это экспертные материалы о доказательной медицине и онкологии. Каждый из них полезен и важен множеству людей и может пригодиться вам или вашим близким. Поддержите нас и работу Profilaktika Media — пожалуйста, оформите регулярное или разовое пожертвование.

Лечить эндогенную депрессию в Москве — «Альянс»

Современная психиатрия различает большое количество видов депрессии, как самостоятельных заболеваний, так и депрессивных синдромов, сопутствующих другим заболеваниям.

Даже среди эндогенных депрессий выделяют эндогенные тревожные депрессии, сезонные, меланхолические, атипичные и психотические депрессии.

Тем не менее, до сих пор общей признаётся триада, выдвинутая на рубеже XIX и XX веков немецким психиатром Эмилем Крепелином: снижение настроения, замедление двигательной и мыслительной активности.

Отличными от остальных являются, во-первых, причины эндогенной депрессии, которые, будучи генетически предрасположенными, кроются не во внешних стрессах или психотравмирующей обстановке, а внутри самого человека: в генетике индивида и семейной наследственности детерминирующей нарушения обмена нейромедиаторов, личностные факторы (чрезмерная корректность, педантизм, аккуратность и жертвенность вместе со сложностью в выражении и отстаивании своего мнения).

Важно понимать

Запустить болезнь может и внешний стресс, но он не будет причиной, а болезнь дальше будет развиваться по своим законам, рецидивируя уже без внешних «спусковых крючков».

Во-вторых, признаки эндогенной депрессии, включая в себя триаду Крепелина и другие общие для депрессий симптомы, проявляются в их наибольшей тяжести: больные испытывают витальную тоску, которую могут описывать как физическую боль в душе, груди, шее, голове.

При этом пациенты чётко отличают эти «тоскливые» ощущения от болей другого рода.

Пациент может днями находиться в кровати лицом к стене, перестать говорить, ухаживать за собой; он не может получать удовольствие от жизни, его посещают стойкие мысли о суициде, реализовать которые не дают только общий упадок сил, медикаментозное лечение и наблюдение.

Важно знать

При тяжелых формах эндогенной депрессии у пациентов высокий риск суицидальных действий.

Исчезновение всех эмоций такие пациенты описывают как «болезненную бесчувственность». Также характерны некоторые поведенческие особенности: эндогенная депрессия это «сухая» депрессия, пациенты практически не плачут. Пациенты страдают от бессонницы: просыпаясь в 3-4 часа утра, они не могут дальше уснуть.

Диагноз «эндогенная депрессия» врач ставит на основании расспроса, выявления отягощённой наследственности, перечисленных выше симптомов, оценки по шкалам депрессии Гамильтона, Бека и др., а также после исключения других заболеваний и причин такого состояния. Подтверждается и уточняется диагноз доктором, наблюдающим пациента в динамике, именно поэтому важно регулярно посещать врача.

Лечение эндогенной депрессии

Эндогенная депрессия и ее лечение имеют определённые отличия от остальных типов депрессий, которые в первую очередь определяются тяжестью симптоматики.

Сперва решается вопрос о том, будет ли лечение стационарным или амбулаторным.

И здесь решающей является оценка тяжести депрессии и риска суицидального поведения: в тяжёлых случаях пациенты не могут ухаживать за собой и уже этим представляют опасность для себя и зависимых от них окружающих.

В отличие от других видов депрессий, лечение начинается сразу с психофармакотерапии, причём, помимо антидепрессантов используются транквилизаторы или лёгкие нейролептики. Антидепрессанты и средства нормализации настроения (нормотимики) используются длительный период для закрепления ремиссии, и дальше в минимальных поддерживающих дозах или курсами для недопущения рецидивов заболевания.

С момента выхода из острого состояния можно подключать психотерапию, особенно эффективны: когнитивно-поведенческая, интерперсональная и психоаналитическая психотерапии.

При соблюдении такого длительного и кропотливого лечения эндогенная депрессия излечима. Недолеченная эндогенная депрессия чревата быстрым возвращением симптомов в более тяжёлой форме, а также серьёзным риском суицида.

Лечение эндогенной депрессии прогнозу поддаётся только в динамике, исходя как из начальных условий: тип личности, наследственность, психогигиенические соображения, так и из ответа на лечение, стойкости ремиссии, приверженности самого пациента ремиссии.

Как жить с эндогенной депрессией?

Также как и до неё — с удовольствием и верой в излечение! Просто выполняйте предписания врача, принимайте препараты, не пропускайте психотерапевтические сессии и соблюдайте психогигиену: строгий режим сна и бодрствования, избегание стрессов, выполнение лишь тех задач, которые Вам по силам, уход от принятия решений на первое время, достаточный отдых, обязательно включая физическую нагрузку.

Терапия эндогенных депрессий

Источник: [link]http://medicalplanet.su/[/link]

Очень часто клиническая картина депрессивных заболеваний не обнаруживает психотической симптоматики, которая побудила бы близких больного обратиться за консультацией к психиатру или поместить больного в лечебное учреждение.

Близкие больного, полагая, что он находится лишь в подавленном настроении, пытаются найти обыденные, психологически понятные причины для объяснения такого состояния и считают, что лечение можно проводить амбулаторно в домашней обстановке.

Нередко подобный взгляд разделяет и лечащий врач, особенно если он не психиатр.

Мы считаем, что любая эндогенная депрессия, в том числе инволюционная меланхолия, как правило, требует лечения в больничных условиях, во всяком случае в начальной стадии заболевания для назначения соответствующего курса лечения. В основе этого лежат следующие соображения.

а) При всех формах меланхолии есть опасность совершения больным самоубийства, особенно в начальной стадии заболевания. Наиболее резко выражена тяга к самоубийству при депрессиях, сопровождающихся состоянием страха, ажитированноности, ипохондрической симптоматикой и массивным бредом самообвинения и самоуничижения.

Следует иметь в виду, что нередко больные диссимулируют свои суицидальные намерения. Поэтому одна из важнейших задач психиатра — тщательное изучение данных, относящихся к этому вопросу.

б) Очень часто в процессе фармакотерапии депрессий возникают особые изменения симптоматики, так называемая диссоциация между активностью больных и все еще продолжающийся тоской с бредом самообвинения. 

Такое состояние сохраняется дольше, чем при электрошоковой терапии, что значительно увеличивает опасность совершения больным попыток к самоубийству. Это в первую очередь относится к препаратам, которые быстро активируют больных (ингибиторы моноаминоксидазы, тимолептики, обладающие активирующим действием).

в) При резко выраженных побочных явлениях и осложнениях необходимо систематическое наблюдение за состоянием больных.

г) В домашних условиях не всегда можно создать благоприятную для больного обстановку.

Читайте также:  Не могу наладить отношения со своим пасынком – ваш онлайн психолог!

Терапия антидепрессантами. Эндогенные и инволюционные депрессии

В практической работе врача могут встретиться следующие положения.

  1. Больной находится в крайне подавленном состоянии, включая ступорозное, отказывается от пищи, физически заметно слабеет. Первоочередная задача врача — вывести больного из такого состояния, которое угрожает его жизни. К сожалению, ни один из известных нам препаратов не обладает способностью быстро и без особого вреда для больного вывести его из состояния тяжелой подавленности. Мы рекомендуем, не теряя драгоценного времени на поиски того или иного медикамента, в подобных случаях тотчас применять электрошоковую терапию, а затем в зависимости от обстоятельств продолжать тот же метод лечения или перейти к фармакотерапии. Опыт лечения депрессии в нашей стране свидетельствует об эффективности интенсивной психофармакотерапии в подобных случаях. Электросудорожная терапия обычно применяется позже, когда выявилась резистентность к антидепрессантам.
  2. Если больной угнетен, гипобуличен, но при этом выраженные ступорозные явления отсутствуют, фармакотерапию следует начинать с назначения антидепрессантов, обладающих активирующим действием,— ингибиторов моноаминоксидазы или тахитимолептиков (дезипрамин, нортриптилин и др.).
  3. Иногда начальная стадия психоза проявляется ажитированностью и сильным аффектом страха. Здесь полезны седативные и снимающие страх антидепрессанты — амитриптилин и тримепримин; если же необходимо, то в комбинации с некоторыми нейролептиками: левомепромазином, хлорпротиксеном, тиоридазином. При резко выраженной ажитированной инволюционной депрессии мы считаем правильным без промедления начинать электрошоковую терапию, если нет прямых соматических противопоказаний. Антидепрессанты действуют медленно, и выжидание не всегда целесообразно.
  4. Наиболее характерными симптомами эндогенной депрессии являются витальная тоска, отчаяние, угнетенность. В этих случаях лечение начинается с назначения препаратов, поднимающих настроение: имипрамин, мелитрацен и др.

Способы применения препаратов. В тех случаях, когда показано быстрое и массивное психотропное действие (ступор, ажитированность и т. д.), дозы медикамента следует быстро повышать.

Надежнее всего начинать лечение с инъекций: они не вызывают резко выраженных побочных явлений.

Действие медикамента проявляется между 5-м и 20-м днем, хотя не исключено и более позднее проявление этого эффекта.

Интервал зависит от индивидуальных особенностей больного, а также от величины дозы медикамента, которые определяются возрастом, полом, глубиной депрессии и продолжительностью заболевания. Детям и пожилым людям назначают меньшие дозы.

В течение первого дня дозу медикамента (25—75 мг) распределяют на три приема: последний должен быть приурочен к послеобеденному времени, т. е. к 16—17 часам во избежание нарушения сна.

Дозы повышают постепенно в среднем до 200 мг, но не выше 300 мг. Это относится ко всем видам антидепрессивных препаратов. По мере улучшения состояния больного дозу снижают примерно до 100 мг в день.

Вопрос о продолжительности лечения после полного исчезновения психопатологической симптоматики остается спорным.

Некоторые авторы считают, что антидепрессивная терапия должна продолжаться около 6 месяцев, т. е. столько, сколько длится спонтанное отзвучание самой фазы заболевания.

Соображения этих авторов, как и многих других сторонников данной схемы, основаны на том, что при шизофрении и эндогенной депрессии антидепрессанты не воздействуют на само заболевание, а снимают лишь его симптомы.

Так, исчезновение депрессивных явлений, по их мнению, не означает устранение депрессии. Поэтому преждевременное прекращение лечения таит опасность возникновения нового приступа.

Мы считаем, что антидепрессивная терапия не только устраняет симптомы (т. е. симптоматическое действие), но и укорачивает саму фазу заболевания (патогенетическое действие), что характерно для наступления истинной ремиссии даже после кратковременного лечения.

Особенно важно при составлении схемы лечения предусмотреть осторожное (не резкое) снижение доз медикамента, особенно опасно внезапное прекращение лечения.

Нередко сами больные осознают наступление истинного и длительного улучшения в состоянии своего здоровья. К этим оценкам больных лечащий врач должен всегда прислушиваться.

Некоторые авторы считают, что началом коренного улучшения является момент, когда больные высказывают жалобы, связанные с нарушениями со стороны вегетативной нервной системы, характерные для самого заболевания.

Резистенность и терапия

Установлено, что 30% из числа депрессивных больных не поддаются антидепрессивному лечению и нуждаются в применении других видов терапии — чаще всего лечения электрошоком.

Мы считаем, что в тех случаях, когда медикаментозная терапия не дает эффекта в течение месяца, препарат следует заменить, если же и новый медикамент не оказывает положительного действия, надо сделать вывод, что эти больные действительно резистентны к психофармакотерапии.

В подобных случаях целесообразно применение электрошоковой терапии, причем для получения лечебного эффекта требуется меньшее количество шоковых процедур — так называемое сберегающее действие шока (Meyer, 1960; Ив. Темков и сотр., 1961).

Замена одного препарата другим имеет значение для больных, которые не реагируют на один препарат, например на имипрамин, но дают положительную реакцию на другой, например дезипрамин.

Говоря о таких больных, Kuhn допускает, что у них отсутствуют некоторые демитилирующие энзимы, которые превращают имипрамин в активное вещество.

В этом отношении заслуживают внимания наблюдения, что кровные родственники, особенно братья и сестры, страдающие эндогенной депрессией, часто положительно реагируют лишь на один и тот же препарат, а на другие медикаменты реакция у них отсутствует или выражена очень слабо (Angst).

Больные, у которых наблюдаются бредовой синдром и смешанные состояния, на фармакотерапию также реагируют отрицательно. Очень резистентными являются формы, в клинической картине которых преобладает ипохондрическая и параноидная симптоматика, а Т. Я. Хвиливицкий отмечает терапевтическую резистентность деперсонализационных картин.

К антидепрессантам резистентны и сложные состояния ажитированной депрессии в предстарческом возрасте. В этих случаях рекомендуется начинать с проведения курса затормаживающей тимолептическинейролептической терапии, которая, корригируя патологически измененную вегетативную реактивность, подготавливает почву для последующего перехода к чистой тимолепсии.

Медикаментозной терапии лучше всего поддается типичная эндогенная неосложненная депрессия или ажитированная депрессия с характерной дневной периодичностью, витальной тоской и бредовыми идеями виновности.

Сложной задачей для психиатра являются хронические депрессии. Естественно, что проблема терапии хронических эндогенных депрессий за последние годы стала очень актуальной.

Лечение хронической депрессии должно быть длительным.

Во всех случаях резистентности рекомендуется прибегать к электрошоковой терапии, которая играет роль не только дополнительного средства, но, по нашему мнению, является методом выбора, особенно там, где медикаментозное лечение может вызвать существенные изменения в динамике, характеристике и прогнозе маниакально-депрессивного психоза.

Примером подобных изменений является так называемая смена фаз, альтернирующее течение психоза в форме непрерывной смены по типу синусоидной кривой мании и меланхолии. В таких случаях необходимо одновременное применение в соответствующих соотношениях нейролептиков и антидепрессантов, что, однако, не всегда дает благоприятный эффект.

  • Большинство авторов считают почти установленным, что периодическая меланхолия, как правило, не переходит в истинную манию под влиянием тимолептиков.
  • Между тем наши наблюдения показывают, что многие периодические меланхолии, которые в прошлом в течение ряда лет давали лишь депрессивную картину, впервые под влиянием психофармакотерапии стали проявляться и в виде маниакальной фазы.
  • Возможно, что без такой терапии у этих больных до самого конца развивались бы только депрессивные состояния.

Успех лечения зависит в большой степени и от того, в какой момент фазы оно начато (Arnold и Kryspin-Exner). Если лечение начато в течение первых 3 недель, фаза может быть купирована.

Положительный результат наблюдается и в тех случаях, когда терапия начала проводиться в период фазы вегетативной лабильности.

Если же к лечению ударными дозами приступили в период наибольшей глубины фазы психоза, резистентность к лечению достигает наиболее высокой степени.

Вопрос о том, следует ли при эндогенных депрессиях проводить поддерживающую терапию, также до конца не выяснен. Некоторые авторы считают, что поддерживающая терапия предотвращает возникновение новых приступов, по мнению других, длительный прием тимолептиков облегчает течение последующих приступов.

Мы утверждаем, что поддерживающая терапия не только нецелесообразна, но даже вредна, ибо она вызывает существенные изменения в динамике психоза в неблагоприятном направлении.

Источник: [link]http://medicalplanet.su/[/link]

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *